Евгений Геннадьевич


Не нравится+1Нравится

Сибирские легенды о Кучуме

  • 19-03-2015, 20:36
  • Легенды

Сибирские легенды о Кучуме

Сибирская легенда о Кучум Хане, правившем Сибирским царством почти сорок лет и пережившего Ивана Грозного и завоевателя «Сибири» атамана Ермака Тимофеевича, но так и не покорившегося своим победителям.
После победы русских казаков под предводительством Ермака в известной битве «у Почувашья» и завладением столичного города Сибири, Кучум Хан удалился, как пишут летописцы, в « Ишимские –Степи».

После пленения Ермаком его сына Махмет-Кула, Кучума покинули почти все его приближенные и даже главный вельможа Карача «отступился от него после смерти Ермака, Кучум был преследуем Сейдаком, наконец он направился вверх по Иртышу, но не переставал вредить Русским.

Летом одна тысяча пятьсот девяносто первого года воевода князь Кольцов-Масальский настиг Кучума близ реки Ишима, разбил его и взял в плен двух его жен и другаго сына, Абдул-Хаира».

Кучум Хану снова удалось скрыться и долгое время его настоящее местопребывание не было известно русским.

Однако Кучум не удалялся слишком далеко от реки Иртыша и расположенные вверх по Иртышу селения по прежнему платили ему дань, «блюдяся от него войны».

Русское правительство для того чтобы лишить влияния Кучума в этих областях, велело выстроить в этом районе новый городок Тару и стянуть сюда «из Казани, из Свияжска, из Тетюшь, из Тюмени, Тобольска, Таборов и Кошуков рать почти из 1200 человек конных и более пятьсот человек пеших.

Тут были и ермаковы казаки, и стрельцы, и польские казаки, и Литва, и Черкасы, и Башкирцы, и Татары».

Воеводам этих войск был послан царский указ в котором давались инструкции, как действовать по отношению к не подвластным России кочевьям если они не примут добровольного подданства.

В этом указе говорилось так « войною посылать , князьков их побивать, животы их –лошади, разную животину и всякую рухлядь – имать ратным людям раздел между собой, кроме соболей и черных лисиц, которые все идут на государя».

В отношении же самого Кучума Хана была выдана такая такая инструкция: « промыслить, истиснить и извоевать Кучума» и вместе с тем в царской грамоте советовалось «крепко беречься Кучума, чтобы он , пришед, которыя порухи не учинил».

Так же, в грамотах посылаемых воеводам тех мест, давались инструкции для того чтобы склонить Кучума «отдаться в наши руки, уговорить его жить с нами в мире и тишине, объявить ему , что государь желает держать его под своею царскою рукою, что он по милосердию своему, и сына его Облагаира и людей его отпустит на родину, пожаловав наперед своим царским жалованьем».

Такие предложения очень часто посылались Хану Кучуму, но как говорят «упрямый Кучум оставался непреклонен.

Инструкция, данная боярину князю Андрею Васильевичу Елецкому по поводу его действий в отношении Кучума Хана: « Идти города ставить вверх Иртыша на Тар – реку, где бы государю было впредь прибыльнее, чтоб пашню завести и Кучума царя истеснить и соль устроить и тех бы волостей, которые больше по –сю сторону Тобольскаго города и Тобольскаго уезду отвести от Кучума и привести к государю…чтоб впредь государевым ясашным людям жить по Иртышу от Кучума Хана и от нагайских людей безстрашно.

Идущему из Тобольска воеводе, князю Андрею с товарищи про Кучума царя и про нагайских людей проведывать и сторожи наперед себя конные посылать, чтоб Кучум царь, собрався с ногайскими людьми, пришед, над воеводами и над хлебными запасами безвестно порухи ни которой не учинил, а конным людям потомуж идти бережно, чтоб им от Кучума царя идти с великим бережением и от него беречись, чтоб на них не пришел.

А будет которые ясашные люди и князьки, которые живут по Иртышу, с воеводою, с князем Андреем на Кучума и на нагайских людей города ставить не пойдут и не послушают – и воевод князю Андрею Васильевичу, идучи Иртышем, те волости воевать, и посылки конные на них посылать, и изменников съискивать , виновных казнить, а черных людей к шерте приводить, и у них заклады поимать.

Кучума Хана опрашивать, а приказывать ему то: что государь Кучума-царя хочет держать под своею рукою и сына к нему Облагаира и людей его, впредь пожаловав своим царским жалованием отпустить, а ныне бы жил вверх новаго города, в которых городках пригоже; а послал бы Кучум- хан сына своего и с ним лучших людей двух – трех, а государь царь и великий князь тотчас пришлет ко царю к Кучуму сына его, царевича Облагаира, и людей его с ним».

Известно, что Кучум не принял предложение русского царя о принятии его в подданство и «вскоре получены были новые вести, что Кучум зимует вверх по реке Иртышу, в двадцати днищах от Тары: князь Елецкий послал туда новую рать в 483 человека ( в марте месяце), под предводительством того же Доможирова.

Успех этого похода был блистателен: русские головы сожгли городок Тунус, разбили непокорные волости, наложили на них ясак царю, но Кучум не попался казакам в руки.

Воеводы теснили Кучума, сколько могли: приводили в покорность России его волости, прекращали ему все сообщения с покоренными, полонили вестников, которые ехали к нему в гости, брали в добычу всю кладь торговцев, которые отправлялись к Кучуму, засылали к нему своих клиентов, представляли ему безвыходность его положения, говорили, что уж если казак Ермак его покорил, так куда ж ему с царским войском бороться, тем более, что он сам же отдал свою Сибирь».

Хан Кучум в ответной грамоте отвечал, что « от Ермакова приходу и посей день пытался есмя встречно стояти! А Сибирь не яз отдал: сами взяли!»

Вскоре после того, воевода Воейков послал кучумова сеита, Тул-Махмета, отыскать Кучум Хана и сказать ему, что бы он сдался и что бы он поехал к русскому царю, служил ему верою и правдою, что «воцарился новый русский царь, государь милостивый, Борис Федорович Годунов, что он Кучума-царя помилует, пожалует его своим царским жалованьем, отдаст ему и детей и жен».

На это предложение Кучум гордо отвечал: « Не поехал я сам к государю, по государевой грамоте, по государеву зову, пока еще я был человеком, так уж теперь мне идти на верную смерть, что за неволя?

Я уж и то стар, и глух, и слеп, и совсем пропал! Отняли вы у меня, старика, и последнюю подпору , сына моего кормильца Асманака царевича. Лучше б вы у меня всех детей моих отняли, да Асманака мне одного оставили. Ну, что я без него теперь? Пойду к нагаям, а сын пускай идет в Бухару».

Таков был ответ Кучума воеводе Андрею Воейкову через Тул-Махмета. Семнадцать лет потерь, неудач, лишений, горя не преломили железной воли этого человека.

Хан Кучум с оставшимися тремя сыновьями и тридцатью своими преданными воинами собирался идти к ногайским татарам и как пишут летописцы « Кучум собрался в Ногаи, но время холодное, далеко…

Кто то, добрый человек, сжалился над сибирским царем, дал ему коня и шубу.

Как гласят сибирские легенды: » Хан Кучум бежа в Ногаи – и тамо убиен бысть от Ногаи, еже ему рекоша: яко ты здесь пребываеши, да и нам тако же сотворят, яко же и тебе! И ту сконча живот свой!».