Евгений Геннадьевич


Не нравится0Нравится

Байкал

Сливая Байкал, мы становимся беззащитнее перед ГЭС в Монголии

  • 19-03-2015, 13:25
  • Новости

Сливая Байкал, мы становимся беззащитнее перед ГЭС в Монголии

О серьезных последствиях «слива» Байкала гидроэнергетиками и все более явственных угрозах озеру со стороны новых монгольских ГЭС в бассейне Селенги в недавнем интервью «Байкал Финанс» рассказал сенатор от Бурятии Арнольд Тулохонов. «Плотина.Нет!» приводит наиболее интересные фрагменты этой беседы:

- Все более широкий общественный и политический резонанс приобретает и другая проблема озера-моря. Уровень Байкала продолжает падать, теперь он находится уже на 5 см ниже предельной отметки. Тем временем, ряд экспертов заявляют о том, что ситуация излишне политизирована, так как за последние полвека Байкал уже опускался 17 раз. Как Вы относитесь заявлениям, что в проблеме «больше политики, чем вытекшей из озера воды»?
- Политическая составляющая здесь тоже есть. Снижая уровень Байкала, мы лишаемся козыря в водных взаимоотношениях с Монголией. Как всем известно, монгольское правительство рассматривает вопрос о строительстве Шурэнской ГЭС. Теперь монголы могут сказать, что российская сторона сама снижает уровень Байкала, а почему нам нельзя? Принятые в связи с таким мнением решения могут грозить серьезными последствиями.

- Стало известно, что экспертная группа Минприроды начала расчет предположительного ущерба Байкалу от строительства Шурэнской ГЭС. Могут ли результаты расчета стать камнем преткновения для возведения объекта? Какие, на Ваш взгляд, могут быть самые страшные последствия от строительства станции?

- Оценить ущерб невозможно, так как мы очень слабо знаем животный мир (биоту) и растительный мир самой Селенги, поэтому точно подсчитать ущерб мы пока не можем. Однако, если будет выделено финансирование, то мы это сделаем. Вопрос в том, что сегодня Байкал – это уже не озеро, а искусственное водохранилище, которое живет согласно правилам эксплуатации ГЭС на Ангаре. За 40 лет работы станции биота, большая часть которой живет на береговой отмели, привыкла к тем изменениям, которые произошли. Теперь мы вновь изменяем режим, и наивно полагаем, что биота на это отвечать не будет. Однако, видимые последствия от «слива» воды мы увидим в апреле, когда растает лед.

Мы должны понимать, что нужно следовать не правилам эксплуатации Иркутской ГЭС, а правилам, которые выработала биота. Последние выработаны в режиме 84 см – таким ранее был естественный среднегодовой уровень колебания воды в Байкале. После строительство ГЭС, он достиг 96 см. Сейчас «горячие головы» предлагают установить 2 метра колебаний. Это будет катастрофа. Уже в апреле мы предлагаем провести исследования, которые сразу покажут, как погибла ондатра за зимний период. Этот показатель позволит сделать ряд выводов.

- Как Вы оцениваете эффективность проекта «Заповедное ожерелье Байкала» с точки зрения перспектив развития экотуризма на особо охраняемых территориях?

- Все международные проекты я рассматриваю с двух точек зрения. Первая – это привлечение внимания широкой общественности к проблемам. Кстати, если возвращаться к вопросу об уровне озера, то вполне вероятны повторные попытки наших зарубежных партнеров перевести Байкал из списка участков Всемирного природного наследия ЮНЕСКО в список участков, находящихся под угрозой. Такое предложение неоднократно возникало в связи с работой Байкальского целлюлозно-картонного комбината. И сейчас, чтобы не допустить этой процедуры перевода, мы еще больше должны координировать свои действия с нашими иностранными партнерами. Об этом я заявил на презентации проекта «Заповедное ожерелье Байкала».

Вторая точка зрения, с которой я рассматриваю такие проекты – это обмен опытом. Нам нужен зарубежный опыт в решении многих экологических проблем. Здесь во многих научных вопросах мы опережаем их, но в вопросах охраны природных объектов: заповедников и нацпарков наши партнеры лучше нас. Этим проектом мы должны перенести на наше заповедное ожерелье их передовой опыт.